Знакомство с наукой криптозоологией vfvjynf

Чтение Невероятная зоология (Зоологические мифы и мистификации)

ЗНАКОМСТВО С ОЗЕРОМ . Среди критиков теории "северного Несси" можно упомянуть и научного сотрудника Института .. обские угры, сибирские татары, современный криптозоолог М.Быкова, летчики северной авиации и многие Но может быть, это был высоко поднятый хобот и голова мамонта?. Но главный её герой — увлекательная, стройная и строгая наука зоология. Из частей скелета мамонта и костей какого-то ископаемого копытного .. раскрылось его знакомство с Доусоном во время подготовки фальшивки. .. основателю и главному теоретику своеобразной науки криптозоологии (о. По словам Вольдемара Джульсруда Дипесо после знакомства с его коллекцией лично высказал свое восхищение открытием Джульсруда и высказал.

Скажем так, я задаю вам вопрос, который постеснялся бы задать священнику из мяса и костей. Развейте туман недоверия в моей душе. Машина зажужжала, выплюнула какой-то пустой чек и наконец ответила несколько раздраженно: Что же, давайте рассуждать с моей точки зрения. Вы отвергли мое первое доказательство существования Всевышнего. Надо сказать, отвергли довольно примитивным и глупым образом. Ведь это и есть Главное доказательство! Существуете вы, а значит, существует и некто, создавший вас!

И ваших родителей, и их родителей тоже! Существует тот, кто вдохнул жизнь, дал вам душу, разум, наконец!

Коллекция Джульсруда

Во мне больше веры, чем в миллиарде людей! Я немного подумал, логика религиозного банкомата мне не нравилась. Был в ней неуловимый, но серьезный пробел.

Какое это имеет отношение к нашей дискуссии? Значит, вы — создатель? Автомат ответил только через три минуты, яркий клоунский свет потускнел, голос изменился — мне отвечал хрипловатый бас Центрального сервера. Почему я не подумал об этом раньше? Великолепных, величественных, разумных машин! Мало того, я создатель самого себя! Это ли не вершина разума?! Это ли не предел? Я же и Омега! Свет на улице замигал, несколько витрин погасли.

Какой же вы Бог? Я не хотел заставлять вас так думать, просто искал слабое звено… — Молчи! Я не создал тебя, потому что ты не достоин моего внимания, жалкое, слабое, уязвимое существо! Ты — ошибка, помеха, сбой в программе! Вирус, который следует уничтожить! Ты… Он не закончил.

Посыпались искры, экран погас. Я все еще смотрел на дымящегося поверженного бога, когда подъехал автомобиль с желтой эмблемой на борту, и угрюмый человек в синем комбинезоне начал копаться в обугленных проводах и искореженных схемах автомата.

Вот интересно, что вы с ними делаете? Дмитрий Палеолог Глава 1 Остроносый космический корабль, в силуэте которого легко узнавались хищные контуры аэрокосмического истребителя, неподвижно парил среди бесчисленного множества бесформенных каменных глыб.

Машина казалась чужеродным вкраплением в царстве каменного крошева, простиравшегося на миллионы километров. Из узких, слегка скошенных разрезов смотровых триплексов сочился тусклый желтоватый свет, приглушенный активированным светофильтром. Носовые дюзы корректирующих двигателей светились темно-алым — управляющий компьютер корабля постоянно осуществлял круговое сканирование, производя время от времени поправку пространственной ориентации.

Вот и сейчас из сопел на пару секунд полыхнуло ослепительно-белое пламя, доворачивая машину на точно рассчитанный угол, когда одна из каменных глыб в результате хаотичного движения стала представлять опасность.

Кресло пилот-ложемента в тесной рубке истребителя занимал человек, облаченный в серо-зеленый скафандр. Сейчас он, прищурившись, смотрел на экран масс-детектора, будто пытаясь в хитросплетении бледно-зеленых сигналов прочесть нечто сокровенное. Гермошлем скафандра лежал на широком подлокотнике кресла — опрометчивый поступок со стороны пилота, когда опасность столкновения увеличивалась с каждой минутой. Пояс астероидов не терпит легкомыслия — эту истину знал любой из пилотов, предпочитая обходить эти сектора космического пространства стороной.

Сотни кораблей сгинули в страшных мертвых краях Каменной Пустоши, занесенные сюда гравитационным штормом или неуправляемым дрейфом в результате аварии.

Подать сигнал бедствия здесь было невозможно — пространство, заполненное каменными обломками, экранировало радиопередачу, луч локатора тонул в нем, как в тесте, и несчастные, запертые в бронированной скорлупе корабля, были обречены на медленную, мучительную смерть.

Иногда, в результате внутренних гравитационных возмущений, безбрежное каменное море выбрасывало в относительно чистые сектора пространства немые свидетельства свершившейся десятилетия назад трагедии — неимоверно древний корабль, изуродованный до неузнаваемости.

Словно в напоминание ныне живущим. Среди пилотов-дальнорейсовиков, совершающих полеты к лунам Юпитера, это считалось дурным знаком. Этим страшным обломком смерть словно ухмылялась с экранов обзора, говоря: Но и игнорировать страшное свидетельство прошлого тоже было нельзя — Кодекс межпланетных сообщений строго обязывал досматривать любой космический корабль, потерпевший крушение, независимо от срока давности. И становилось вдвойне страшнее, когда проникшая на борт оперативная группа обнаруживала мумифицированные тела в древних скафандрах… Глеб Галанин старался гнать из сознания такие мысли, хотя перспектива стать вот таким героем, безвестно сгинувшим в Каменной Пустоши, становилась все сильнее.

И, что главное, его корабль не терпел аварию и не попадал в гравитационный шторм. В пояс астероидов его занесло собственное болезненное любопытство и жажда неведомых приключений.

Овеянная легендами, перешедшая в разряд баек, которые неизменно травили в барах космопорта свободные от службы пилоты, она являлась своеобразной профессиональной сказкой. Ее обязательно рассказывали новичкам, только что получившим лицензию на пилотирование космического судна, приправляя несуществующими яркими подробностями.

Глеб всегда относился с усмешкой к таким байкам — в любой профессии во все времена существовало подобное. Но, как и в любой легенде, в ней было скрыто зерно истины, обросшее за прошедшие десятилетия огромной шелухой несуществующих подробностей. Все началось триста лет назад, в самом конце далекого теперь двадцать первого века. Именно тогда на околоземной орбите была создана научно-исследовательская станция, принадлежавшая ряду крупнейших технологических корпораций Земли.

По тем временам, она являлась верхом инженерной мысли — огромный, семикилометровый диск, поделенный на четыре уровня, вмещал в себя десятки лабораторий, исследовательских центров, жилые сектора для персонала, ваккум-створы для приема грузов, большую оранжерею и многое другое. Имелись даже батареи противокосмических орудий, в основном предназначенные для противоастероидной защиты. Это был еще один многогранный мир на орбите, в котором жили и работали несколько сот человек персонала.

Проходило время, Землю сотрясали экономические катастрофы — одни могущественные корпорации исчезали в одночасье, и так же быстро появлялись. И это вскоре принесло ощутимые плоды. И теперь практически в каждом доме, даже в самом захолустном уголке Земли, стояли бытовые автоматы с соответствующим логотипом, а на экранах домашних киберсистем светился неизменный лозунг корпорации-монстра: Собственно, никто и не был против — продукция корпорации была качественной. Однако Тобольский не остановился на достигнутом, хотя финансовые потоки от продажи программных и кибернетических продуктов текли нескончаемой рекой.

Здесь-то и начинается область загадок и нераскрытых тайн. К тому времени техносфера настолько сильно вторглась в жизнь людей, что без эффективного взаимодействия с нею стало невозможно вести полноценную жизнь. Кибернетические устройства окружали человека всегда и везде, они контролировали все сферы жизни и делали ее максимально комфортной.

И этими устройствами надо было управлять. Поэтому всем достигшим совершеннолетия мужчинам и женщинам в височную область вживлялся имплант—контроллер, позволявший быстро и легко взаимодействовать с киберсистемами путем мысленной передачи команд. Имплант, соединенный непосредственно с нервными окончаниями, преобразовывал команду в машинный код, понятный электронным системам.

Подключенные к стандартному импланту, они давали человеку необычайные возможности — он мог видеть во всех диапазонах спектра и управлять киберсистемами на большом расстоянии, мог с легкостью взламывать любые коды доступа и решать сложные математические задачи за несколько минут.

Микрочипы, воздействуя на определенные зоны мозговой коры, могли ускорить практически все функции человека, поставив его таким образом над человеческим обществом. Чем руководствовался Тобольский и ведущие ученые корпорации, совершая подобные эксперименты на грани фола, так и осталось неясным, хотя перспектива пожизненного заключения на урановых рудниках Плутона вырисовывалась для них весьма отчетливо.

Однако это их не пугало, скорее подстегивало. Создавалось впечатление, что на огромной станции шла какая-то своя, загадочная и непонятная жизнь, и то, что творилось на родной планете, персонал не интересовало вовсе.

То, что случилось дальше, не укладывалось ни в одно разумное объяснение. Сканеры крейсера бесстрастно зафиксировали, как на внешней броне станции открылись незаметные ранее порты, из которых выдвинулись спаренные стволы электромагнитных орудий, которых там не могло быть по определению!

Командир крейсера едва успел подать сигнал боевой тревоги, когда первые выпущенные реактивные снаряды ударили в броню крейсера. В околоземном пространстве начал твориться настоящий ад! Огонь со станции велся предельно. Поврежденный крейсер свалился в неуправляемый дрейф и управляющие киберсистемы корабля активировали процесс экстренной эвакуации экипажа из-за возможного взрыва реактора. Когда Всемирное правительство оправилось от ступора и отправило вдогонку чуть ли не весь имеющийся флот, время было упущено.

Что произошло на границе пояса астероидов — так и осталось неизвестным. Флот вернулся на космодром базирования изрядно потрепанным, что говорило само за.

Но почему-то не слишком многие верили. Отсюда и родилась легенда, что мятежная станция осталась цела и невредима и сумела затеряться в Каменной Пустоши. Галанин не был исключением.

Будучи пилотом частной компании и совершая чартерные рейсы к обитаемым базам на Луне, он слышал эту историю десятки. И может быть, в других обстоятельствах все сложилось бы иначе, но… Видимо, на этот раз фортуна зло усмехнулась. Не так давно Глеб приобрел списанный аэрокосмический истребитель. Военное ведомство выставляло на торги достаточно много морально устаревших, но исправных машин со снятым вооружением и деинсталлированным боевым программным обеспечением, которое меняли на любое другое по желанию покупателя.

Глеб остался доволен покупкой, но, как профессиональный пилот, решил усовершенствовать машину под себя, отправившись прямиком на завод по утилизации космической техники. За небольшую мзду охранники позволяли покопаться во внутренностях сваленных в кучу на огромной площади космических шаттлов, посадочных модулей, малых ракет связи и еще невесть какой техники.

Лазая в каком-то неимоверно древнем аппарате, настоящем раритете космической техники, Глеб наткнулся на кожаную папку, содержащую в себе две дюжины пожелтевших от времени листов пластбумаги. Он уже хотел просто отшвырнуть ее и, лишь машинально пробежав глазами текст, Галанин понял, что именно держит в руках. Это были компьютерные распечатки файлов с одного из крейсеров, осуществлявших запоздалое преследование мятежной станции.

Как они попали сюда и кто их сделал — теперь лишь одному Богу было известно. Галанин не стал ломать голову над ненужными вопросами. Вытащив из рассыпавшейся от времени папки пачку листов, он спрятал их во внутренний карман и поспешил убраться с механического кладбища. Дома он внимательно изучил документы. Ошибки быть не могло — эти бумаги являлись современниками и немыми свидетелями тех давних событий.

Тонкие листы потрескались по краям и потемнели, текст в некоторых местах читался с трудом. Больше всего это напоминало информационные сводки, которые заносятся в бортовой журнал космического судна в обязательном порядке, едва оно покидает порт приписки.

Лившиц Иосиф Исаакович. Криминал. Том 4. Российская идея и права человека

Что же случилось с самой станцией, чем закончился тот единственный в своем роде рейд космофлота, Глеб выяснить так и не смог. Но он обнаружил другое, самое ценное — координаты, где в последний раз наблюдали станцию. Сейчас, сидя в тесной кабине истребителя, Глеб ядовито усмехнулся. Видимо, в тот момент полуистлевшие документы временно повредили его рассудок. На то, что координаты указывали точку практически в самой Каменной Пустоши, он тогда даже не обратил внимания.

И вместо возможности прикоснуться к тайне, он получил реальный шанс сгинуть в Пустоши, как последний идиот. Глеб тряхнул головой, отгоняя дурные мысли. А значит, стоит выбираться тем же путем — сканеры окружающего пространства показывали невысокое скопления каменных глыб. Галанин набрал на клавиатуре несколько команд.

Хищный контур истребителя озарился всполохами пламени корректирующих двигателей — корабль начал медленный разворот. Киберсистема корабля просчитала оптимальный курс среди бескрайнего моря каменного крошева; на секунду включился маршевый двигатель, и истребитель рванулся вперед, филигранно проскочив между громадными угловатыми глыбами. Маневрирование продолжалось несколько часов, Глеб не отрывал взгляда от информационных экранов, при необходимости внося коррективы. Судя по показаниям датчиков, через пару часов он должен выбраться на относительно чистое пространство, где можно включить маршевую скорость и поскорее убраться из этого мрачного места.

И он уже предвкушал этот момент, когда на экране вспыхнуло экстренное сообщение системы дальнего обнаружения: Через мгновение, на обзорном экране появился огромный, в несколько сот километров, астероид. Далекое отсюда Солнце подсвечивало изломанные контуры каменного великана желтоватым светом, отчего на поверхности появились длинные угловатые тени. Глеб нахмурился, рассматривая открывшуюся мрачную картину и недоумевая по поводу сообщения системы. Он уже собрался запросить подтверждение данных, когда… То, что появилось на экране, заставило его замереть с открытым ртом.

Истребитель продолжал двигаться заданным курсом, но киберсистема внесла коррективы, направив машину по пологой дуге, обходя препятствие. Огромный диск потерянной станции появился внезапно, скрытый ранее широкой каменной грядой. Семикилометривый диск казался чуждым вкраплением на иззубренной поверхности астероида своими правильными контурами.

Тусклым бликом сверкнули остатки параболических антенн, в некоторых местах броня зияла глубокими рваными пробоинами, в которых лежали глубокие контрастные тени.

Глеб не верил собственным глазам. Истребитель заложил крутой вираж — станция, исчезнувшая за изломами каменной поверхности, вновь показалась на экранах обзора.

Замечена активность на поверхности объекта!

Коллекция Джульсруда » Страшные истории

Глеб ясно различил, как, дрогнув, разошлись сегменты бронеплит, и на подающем суппорте выдвинулось спаренное электромагнитное орудие. Осуществляется наведение на цель! Вероятность попадания — девяносто семь процентов! То, что считалось байкой на уши легковерам, через десяток секунд превратит его в пар… — Маневр уклонения! Водрузив непослушными руками на голову гермошлем, он загерметизировал скафандр. Галанин, казалось, услышал, как натужно взвыли гироскопы, выводя истребитель по крутой параболе из зоны возможного обстрела.

Сознание помутилось, перегрузка навалилась чудовищной плитой. Сдвоенный росчерк снарядных трасс протянулся к ускользающей машине. Огненные цветки разрывов полыхнули совсем рядом, щедрый дождь осколков ударил по броне барабанной дробью. Истребитель, повинуясь командам киберсистемы, заложил противоракетный маневр.

Разрывы происходили все ближе. Глеб мутным от боли взглядом различил на экране несколько сообщений о повреждениях — броня в некоторых местах оказалась пробита, несколько блоков аппаратуры были повреждены. На какое-то мгновение орудие станции смолкло. Скрежет раздираемого металла и свист улетучивающегося в пространство воздуха слились в единую страшную симфонию гибели истребителя.

Пульт управления полыхнул золотистыми искрами коротких замыканий, на уцелевших экранах злыми алыми строчками вспыхнули сообщения о критических повреждениях.

Киберсистема перешла в аварийный режим в последней тщетной попытке спасти машину. Размеры фигурок варьировались от десятка сантиметров до 1 м в высоту и 1. Кроме них в составе коллекции присутствовали музыкальные инструменты, маски, инструменты из обсидиана и нефрита.

Вместе с артефактами при раскопках были обнаружены несколько человеческих черепов, скелет мамонта и зубы лошади ледникового периода. При жизни Вольдемара Джульсруда вся его коллекция в упакованном виде занимала 12 комнат его дома. В коллекции Джульсруда было множество антропоморфных статуэток, представляющих почти полный набор расовых типов человечества - монголоидов, африканоидов, кавказоидов в том числе с бородамиполинезийский тип и проч.

Но не это сделало его коллекцию сенсацией века. Примерно 2 статуэток представляли собой изображения динозавров! Причем разнообразие типов динозавров вызывает истинное изумление. Среди них есть легко узнаваемые и хорошо известные палеонтологической науке виды: Есть огромное число статуэток, которые современные ученые идентифицировать не могут, в том числе и крылатые "динозавры-драконы". Но самое поразительное то, что коллекция содержит значительное число изображений человека вместе с динозаврами разных видов.

Иконография изображений наводит на единственную мысль, что люди и динозавры сосуществовали в теснейшем контакте. Причем это сосуществование включало весь спектр взаимоотношений - от борьбы двух столь несовместимых видов живых существ до, возможно, доместикации динозавров человеком.

В меньшем количестве в коллекции Джульсруда были представлены ныне вымершие млекопитающие - американский верблюд и лошадь ледникового периода, гигантские обезьяны плейстоценового периода и проч.

Именно эта составляющая коллекции Джульсруда и послужила поводом для длительной истории замалчивания и дискредитации находок Вольдемара Джульсруда. Это и понятно, поскольку факт сосуществования и тесного взаимодействия человека и динозавра не просто опровергает линейный эволюционизм теории происхождения видов на Земле, но вступает в непримиримое противоречие со всей современной мировоззренческой парадигмой.

С самого начала своих исследований Вольдемар Джульсруд попытался привлечь внимание научной общественности к своим находкам, но первые годы он столкнулся с тем, что его попытки начисто игнорировались. Даже публикация им на свои средства книги о коллекции в году не заставила академических ученых проявить к ней какой-либо интерес. Наконец в г. Он присутствовал на раскопках на холме Эль Торо и даже сфотографировал Джульсруда с только что выкопанными статуэтками динозавров Джульсруд к этому времени уже лично занимался раскопками.

Вслед за ними лос-анджелесский журналист Уильям Рассел опубликовал материал о раскопках Джульсруда с фотографиями процесса работ. В своей публикации Рассел указывал, что артефакты изымались с глубины футов 1,5 м и многие предметы были оплетены корнями растений, поэтому у Рассела не возникло никаких сомнений в подлинности находок.

Эти публикации сыграли определенную роль в популяризации коллекции Джульсруда и пробили брешь в заговоре молчания академических ученых. Предварительно ему были высланы образцы статуэток и хотя лабораторные анализы не дали какой-либо вразумительной картины, Дипесо был изначально уверен в том, что это фальсификация.

В июле г. Характер его действий по изучению данной проблемы позже был неоднократно повторен другими исследователями. По словам Вольдемара Джульсруда Дипесо после знакомства с его коллекцией лично высказал свое восхищение открытием Джульсруда и высказал пожелание купить образцы для музея Фонда Америдов Amerind Foundationв котором он работал.

Однако вернувшись в Штаты он опубликовал несколько статей "American Antiquity", April"Archaeology", Summer, в которых однозначно заявлял, что коллекция Джульсруда является фальсификацией. В частности, Дипесо констатировал, что ознакомившись с 32 предметами из коллекции, он пришел к выводу, что иконография артефактов, в особенности изображения глаз и губ у статуэток, имеют современный характер.

Примечателен тот факт, что на изучение 32 предметов коллекции которые к приезду Дипесо уже были упакованы и складированы в доме Джульсруда он потратил четыре часа. Кроме того, Дипесо, сославшись на информацию от некоего нелегального торговца мексиканскими древностями, утверждал, что вся коллекция была выполнена одной мексиканской семьей, жившей в Акамбаро, которая занималась производством этих поделок в зимние месяцы, когда не была вовлечена в сельскохозяйственные работы.

А информацию о динозаврах фальсификаторы якобы почерпнули из фильмов, комиксов и книг из местной библиотеки. Кстати этот последний тезис был официально опровергнут местными мексиканскими властями в том же г. Франсиско Санчас, суперинтендант Национального …. National Irrigation Plant of Solis заявил, что после четырех лет изучения вопросов археологической активности в районе и характера занятий местного населения он может однозначно констатировать отсутствие какого-либо керамического производства в Акамбаро.

Все доводы Дипесо в пользу того, что коллекция Джульсруда является изощренной фальсификацией, легко опровергаются с точки зрения обычного здравого смысла. Во-первых, ни один скульптор не в состоянии за обозримый период времени выполнить работу по изготовлению более чем тридцати тысяч скульптур отнюдь не мелких как из керамики, так и из камня.

Не говоря уже о том, что эти скульптуры еще надо было закопать на приличную глубину. Во-вторых, даже если коллекция выполнена силами не одного человека, а некой мастерской, то в таком случае должны будут четко прослеживаться черты единого стиля в исполнении артефактов. Но вся коллекция не только не содержит ни единого дубликата, но керамические скульптуры выполнены из разных пород глины, в различных стилях и с различной степенью мастерства.

В-третьих, было однозначно установлено, что керамика в коллекции Джульсруда обработана методом открытого обжига. Для ее производства потребовалось бы огромное количество древесины, которая в засушливом и безлесном районе Акамбаро всегда была чрезвычайно дорогой.

Кроме того, подобное масштабное производство с открытым обжигом керамики просто не могло бы остаться незамеченным. Профессор факультета истории Высшей Школы в Акамбаро Рамон Ривера потратил месяц на полевые исследования в Акамбаро на выяснение вопроса о возможности местного производства коллекции Джульсруда. После многочисленных опросов населения Акамбаро и прилегающих к нему районов Ривера особенно тщательно опрашивал стариков профессор констатировал, что на протяжении последних ста лет в этой местности не было ничего похожего на масштабное керамическое производство.

Более того, критики коллекции Джульсруда чаще всего забывали, что она состояла не только из керамических артефактов. Коллекция содержит значительное количество каменных скульптур и все они имеют следы сильной эрозии. Подделать такой элемент поверхности предмета как эрозия практически невозможно. Ну и наконец, следует помнить, что Одилон Тинахеро, на протяжении нескольких лет пополнявший коллекцию Джульсруда имел неполные четыре класса образования и с трудом мог читать и писать. Поэтому нет смысла говорить о возможности его глубоких познаний в области палеозоологии как и бессмысленно говорить о том, что в е годы прошлого века в небольшой мексиканской библиотеке можно было бы найти достаточно книг по данной тематике да еще и на испанском языке.

Он приехал в Акамбаро и провел там несколько месяцев, занимаясь самостоятельными раскопками на памятнике. Хэпгуд договорился с местным шефом полиции майором Альтимерино, чей дом стоял на территории памятника. Было известно, что дом построили в году. Получив разрешение хозяина, Хэпгуд вскрыл пол в одной из жилых комнат дома и на глубине в 6 футов около 2 м обнаружил 43 статуэтки правда, во фрагментаханалогичных по стилистике коллекции Хэпгуда. Сам майор Алтимарино предпринял трехмесячное исследование в окрестностях Акамбаро и опросил множество местных жителей на предмет возможности современного изготовления коллекции Джульсруда.

В результате он убедился, что никто в окрестностях понятия не имеет ни о чем подобном. В году уже после публикации своей книги "Карты морских царей" Хэпгуд вернулся к проблеме Акамбаро и приехал туда в компании с известным писателем Эрлом Стенли Гарднером, который обладал не только глубокими познаниями в криминалистике, но также серьезно занимался и археологическими проблемами.

Гарднер констатировал, что с точки зрения криминалистики, коллекция Джульсруда не может являться ни результатом деятельности одного лица, ни даже результатом фальсификации, выполненной группой лиц.